Германия и массовая культура

Эгон Эрвин КишВ Германии веймарского периода изменилась не только по­литическая система. Другим стал сам образ жизни, опреде­ляемый новым феноменом — массовой культурой. Ее появление как бы завершало переход к той «технизации» мира, к которой деятели культуры всегда относились весьма критически. Но невиданное ускорение темпов жизни, дикта­тура технического прогресса неумолимо влекли за собой новое отношение к окружающему миру.

В литературе необычайно популярным стал жанр репор­тажа, документальной зарисовки событий. Особым успехом пользовались произведения не только партийно-политическо­го «неистового репортера» Э. Киша, но и скептически-отстраненного наблюдателя Э. Регера.

В то же время эссеист 3. Кра-кауэр считал, что репортаж является всего лишь «контрударом по идеализму, но не более того», что «сотни отчетов о фабрике не складываются в ее реальность, ибо она всегда является кон­струкцией ».

Так Кракауэр определил два типа отношения к новому ми­ру техники и массовой культуры с ее стандартизованной про­дукцией. В одном случае можно говорить о банальном, напо­добие моментальной фотографии, отображении реальности, в другом — о ее критической реконструкции. Но и то и другое вело к созданию утопических образов нового человека, новой техники и нового общества.

Разрыв с прежними традициями был особенно заметен в творчестве молодых литераторов, смело ломавших общеприз­нанные нормы. Например, произведение А. Дёблина «Берлин, Александерплац» даже формально отличается от классического романа: и своим построением, и языком оно напоминает мастерски смонтированный фильм. Не случайно по книге был поставлен радиоспектакль, а затем и снят кинофильм. Таким же путем шел и Б. Брехт (1898—1956). Его «Трехгрошовая опера» являлась одновременно романом, драмой, мюзиклом и киносценарием.

С помощью новых форм литераторы и деятели театра хоте­ли приблизиться к читателю и зрителю, откликнуться на его чаяния и запросы. Концертные программы в многочисленных варьете и кабаре, театрализованные уличные представления агитационного характера были рассчитаны на массу зрителей. В авангарде массовой культуры несомненно находились кинематограф и радио. С самого начала кино стало искусст­вом для масс, своего рода народным театром. Новые масс-ме­диа «доходили» до тех групп населения, которые прежде бы­ли вообще отстранены от достояний культуры. Кинотеатры стали для масс тем же, чем в XIX в. для аристократии и бур­жуазии была опера. Немецкие кинофильмы «Метрополис», «Кабинет доктора Калигари», «Доктор Мабузе», «Девочки в униформе» получили мировое признание. Любопытное на­блюдение в связи с этим сделала известный киновед Л. Эйс-нер: «Немцы — чудаковатые люди. Для них несчастье, если дела идут слишком хорошо. Чем больше осложняется полити­ческая ситуация, тем больше они отдаются в объятия творче­ской музы. Немецкие художники должны жить в условиях отчаяния и даже экзальтации, что­бы создавать значительные произ­ведения.

Как во время наполео­новского гнета расцвела великая немецкая поэзия — от Гёте до Шиллера! И позднее, в 20-е годы [XX в.], когда политическая и эко­номическая жизнь стала просто невыносимой, родилась великая кинематографическая культура: Ланг, Мурнау, Пабст, Бергер…» Но немецкое кино уже тогда ис­пытывало сильнейшую конкурен­цию Голливуда, который успеш­но формировал вкусы зрителей своими сентиментальными и раз­влекательными фильмами. Германское радио приступило к регулярным передачам только с 1923 г. Но уже через пять лет в стране было зарегист­рировано 2 млн радиослушателей, а к 1932 г. их стало более 4 млн (на 100 семей приходилось тогда 24 радиоприемника). В конце 20-х годов появились уличные громкоговорители. Не­мецкое радио фактически было правительственным. Формаль­но все девять радиовещательных корпораций являлись акцио­нерными обществами, но контрольный пакет акций всегда принадлежал государству. Все передачи, которые в основном носили познавательный или развлекательный характер, стро­го контролировала государственная цензура, имевшая право запретить любую программу. По радио нередко выступали видные деятели культуры, в том числе и левых (а то и ради­кальных) взглядов.

Альфред ГугенбергВ целом в Веймарской республике наблюдалась тенден­ция к концентрации всех средств массовой информации. Воз­никли первые газетные концерны, ведущее место среди ко­торых занимала империя А. Гугенберга, поставлявшая гото­вые информационные материалы формально независимым провинциальным изданиям. На левом политическом фланге один из руководителей германской компартии — энергичный В. Мюнценберг создал своеобразный альтернативный кон­церн средств масс-медиа (газеты, издательства, кинопрокат), на который работало множество фотографов и рабочих кор­респондентов.

Новый образ жизни был тесно связан с появлением совре­менных товаров широкого потребления. В 1932 г. в Германии на каждую тысячу жителей приходилось 66 радиоприемников, 52 телефона, 8 легковых автомобилей, что превышало средние европейские показатели. Но в США в это время у тысячи жите­лей было 131 радиоприемник, 165 телефонов и 183 автомоби­ля. А потому уже в 20-е годы проблема американизации куль­туры и образа жизни стала предметом горячих дискуссий меж­ду ее сторонниками и противниками.


Подпишись на RSS

rss Подпишитесь на RSS для получения обновлений.

Рубрики

Метки