Демократическое национальное государство

БременВо внутренней жизни Германии в основном закончился пе­риод адаптации восточных немцев к западным стандартам и условиям. Но экономические различия между восточными и западными землями все еще остаются значительными, так же как и различия духовно-ценностные. В связи с этим вновь необычайно актуальным для немцев становится, имеющий давнюю историю, вопрос национальной идентич­ности.

В XIX—XX вв. проблема национальной идентичности яв­лялась особенно сложной для немцев. Еще в 1886 г. Ф. Ницше иронично писал, что «немцы являются по натуре более непо­стижимыми, более широкими, более противоречивыми, менее известными, труднее поддающимися оценке, более поражаю­щими, даже более ужасными, нежели другие народы в своих собственных глазах, — они ускользают от определения и уже одним этим приводят в отчаяние французов. Характеристи­чен для немцев тот факт, что их вечно занимает вопрос: что такое немецкое?»

Причина этой непостижимости лежит, безусловно, в дра­матичных изломах немецкой истории. Германия, эта «опоз­давшая нация», сформировалась в единое национальное госу­дарство, стала индустриальным обществом, республикой поз­же, чем многие другие европейские нации. Но стремление добиться аналогичных успехов в XIX—XX вв. дало немцам заряд колоссальной энергии, как творческой, так и разруши­тельной.

Германия неустанно боролась за равноправное положение и в Европе, и в мире. Это являлось константой немецкой внешней политики от кайзеровской империи до нынешней ФРГ. Но было и одно исключение — период нацизма, когда германские фашисты стремились покорить вначале Европу, а затем и весь мир. Последствия хорошо известны.

Поиски национальной идентичности легко можно свести к поискам характера, вечной и «объективной сущности» на­рода. Но такой образ мышления проистекает не из трезвого рассмотрения истории, а из легенд, золотых или черных, гос­подствовавших в Германии на протяжении двух последних веков.

Золотая легенда XIX — первой половины XX в. проводи­ла непрерывную преемственную линию от Арминия, Карла Великого и Мартина Лютера до Фридриха Великого и Отто Бисмарка и противопоставляла Германию остальной Европе как воплощение истинных ценностей мира.

Черная легенда XX в., возникшая в годы нацистской дик­татуры среди ее противников, наоборот, видела в немецкой истории прямую дорогу в пропасть. По этой легенде Германия еще в начале Нового времени сбилась с общего пути западно­европейского развития. Ксенофобия одержала верх над космополитизмом, покорность властям — над стремлением к свобо­де, авторитарное государство — над демократией. Это был «особый немецкий путь», который вел от Мартина Лютера че­рез политическую романтику к Адольфу Гитлеру как своеоб­разному финишу этого пути.

Но такие легенды не допускают настоящего анализа не­мецкой истории, ни ее позитивного потенциала, ни ее нега­тивных реалий. Впрочем, каждое государство идет своим, особым путем. Правда, немцы нередко напоминают ми­ру о том, что они наконец-то стали «нормальными», с излиш­ней настойчивостью.

Объединенная Германия выдержала экзамен на демо­кратическое национальное государство и теперь может не доказывать ни себе, ни другим, что она ус­воила уроки  XX века.                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                   


Подпишись на RSS

rss Подпишитесь на RSS для получения обновлений.

Рубрики

Метки