Партнерство Германии

ВольфсбургС 1990 г. ФРГ была полностью поглощена процессом объ­единения нации. Но вспыхнувшая на следующий год война в Персидском заливе заставила новую Германию скорее, чем этого можно было ожидать, определить свою позицию в мире. От прямого участия в войне, несмотря на предложение США, Германия отказалась, но выделила на ее финансирова­ние 17 млрд марок.

В связи с войной канцлер Г. Коль заявил о том, что ФРГ не может больше занимать отстраненную по­зицию, а должна взять на себя свою долю ответственности за поддержание международной стабильности. Но для этого ей необходимо стать постоянным членом Совета Безопасности ООН.

В настоящее время Герма­ния является третьим после США и Японии государст­вом-донором ООН (ее доля со­ставляет около 10%). Она третий раз подряд избирает­ся непостоянным членом Со­вета Безопасности. Но для того чтобы Германия могла стать постоянным членом этой организации, необходи­ма структурная реорганиза­ция ООН, что является делом близкого будущего. (В октябре 2003 г. президент Франции Ж. Ширак  с трибуны ООН заявил о необходимости сделать постоянными членами Совета Безопасности ФРГ и Японию.)

В начале 90-х годов XX в. в Германии проходила широкая дискуссия относительно участия частей бундесвера в военных операциях за пределами региона НАТО, в частности в Сомали и Биении. Деликатность этого вопроса не требует пояснений. Хотя после окончания Второй мировой войны миновало более полувека, но германский нацизм оставил в истории столь глу­бокий след, что появление на Балканах немецких солдат могло бы вызвать тяжелые исторические реминисценции. Споры про­должались до тех пор, пока в июле 1994 г. Федеральный конс­титуционный суд не вынес решение о том, что направление подразделений бундесвера за пределы региона НАТО не проти­воречит Конституции и требует только согласия простого боль­шинства бундестага.

Когда в мае 1998 г., еще до своей победы на выборах, Шрёдер был с визитом в США, он заверил президента Б. Клинто­на, что в случае прихода к власти Социал-демократической партии Германии (СДПГ) внешнеполитический курс Герма­нии останется прежним, а ее интересы и ценности — общими с американскими. Но в дальнейшем расхождения во взглядах руководителей двух стран начали нарастать.

Приоритетными стратегическими целями стали для Гер­мании сохранение и развитие германо-французской дружбы, германо-американского партнерства и германо-российской кооперации, поскольку, как подчеркнул канцлер Шредер, «без России не может быть общеевропейской стабильности». В то же время правительство Шредера отказалось от прежнего курса простого оказания финансовой помощи России (по­скольку выделяемые кредиты бесследно исчезали), а перешло к предоставлению кредитов на конкретные проекты при не­мецком контроле за расходованием средств (что, впрочем, не является полной гарантией их правильного использования).

Канцлер Шредер постоянно подчеркивает важность для Германии национальных интересов. Если Коль на Первом международном конгрессе партнерских инициатив в Вольфсбурге заявил: «Мы, немцы, поставим на карту свое бу­дущее, если ограничимся национально-государственными ин­тересами», то Шредер сразу после выборов сказал журналис­там, что занял пост канцлера, «чтобы представлять интересы Германии». Такой же позиции Шредер придерживается и в отношении экономического объединения Европы. Он неустанно подчеркивает, что «ушло то время, когда Европа процвета­ла за счет Германии», которая готова быть «мотором» Евро­пейского союза (ЕС), но отказывается «оплачивать чью-то не­радивость».


Подпишись на RSS

rss Подпишитесь на RSS для получения обновлений.

Рубрики

Метки