“За” и “пртив” объединения.

Ханс  МодровПосле открытия внутригерманской границы демонстра­ции в ГДР стали проходить под лозунгом: «Мы — один на­род!» — и это был призыв к скорейшему объединению. Де­сятки тысяч людей возвращались из поездок в ФРГ убежден­ными, что нужна не реформа ГДР, а ее ликвидация. События разворачивались стремительно. 1 декабря 1989 г. из Конституции ГДР исчезла статья о руководящей роли Социалистической единой партии Германии (СЕПГ), а 7 дека­бря начал работу «круглый стол» правительства и оппозици­онных движений с целью выработать основы будущего госу­дарственного устройства ГДР.

Еще 8 ноября, выступая в бундестаге, канцлер Г. Коль по­обещал ГДР обширную экономическую помощь, если до этого «будет проведена принципиальная реформа политических и экономических отношений». Первостепенными пунктами этой реформы являлись отказ СЕПГ от монополии на власть, разрешение деятельности независимых партий и проведение свободных выборов.

Но 28 ноября неожиданно и для боннских партий, и для мировой общественности Коль изложил перед бундестагом раз­работанный в его ведомстве план из десяти пунктов по «пре­одолению раскола Германии и Европы». Основная идея плана состояла в создании сначала конфедерации двух германских государств, а затем и их федерации. Канцлер ничего не гово­рил о сроках объединения, но создавалось впечатление, что речь идет о сравнительно долгом процессе.

Вместе с тем Коль ясно дал понять, что процесс объединения двух немецких государств непременно должен увязываться с общеевропейским процессом объединения. Это уточнение канцлера было сделано для того, чтобы успокоить обществен­ное мнение европейских стран, в которых стали поговаривать о призраке «четвертого рейха». Оппозиция в бундестаге в прин­ципе одобрила план Коля, но выразила недовольство единолич­ной инициативой канцлера. Коля также критиковали за то, что он совсем не упомянул о гарантиях установления западной польской границы. А депутат от «зеленых» заявила, что она испытывает страх перед объединением и что «нет ни малей­шего разумного основания, которое говорило бы в пользу объ­единения».

Руководство ГДР тоже весьма сдержанно отнеслось к плану Коля. Новый министр-президент X. Модров представил На­родной Палате свое «правительство мира и социализма» и по­обещал провести решительные реформы политической систе­мы, экономики, образования и управления. Модров заявил, что оба немецких государства должны проводить политику «доброго соседства и сосуществования для создания договорно­го сообщества».

Понимая озабоченность всех стран стремительными изме­нениями в отношениях между двумя германскими государствами, Коль и Модров 19 декабря 1989 г. впервые провели в Дрездене официальную встречу. Несмотря на усилившиеся тенденции к немедленному объединению, они высказались за создание в начале следующего года договорного сообщества двух государств.

Однако к 13 февраля 1990 г., когда Модров с 17 министра­ми его второго «правительства национальной ответственнос­ти» прибыл с ответным визитом в Бонн, политическая ситу­ация в корне изменилась. Выборы в ГДР были перенесены с 6 мая на 18 марта, и правительству Модрова, по общему мне­нию, оставалось работать всего четыре недели. Просьба Мод­рова о немедленном кредите в 18 млрд марок была отклонена. Но было решено создать комиссию, которая займется подго­товкой к образованию валютно-экономического союза. Таким образом, в Бонне уже не рассматривали правительство Модро­ва как равноценного партнера, а ожидали создания первого демократически избранного правительства ГДР.

        Рубрика: Падение Берлинской стены (1989-1990).
       

Подпишись на RSS

rss Подпишитесь на RSS для получения обновлений.

Рубрики

Метки