Банкротство ГДР

Беспорядки в ГДРК началу 80-х годов в ГДР был достигнут пик экстен­сивного экономического развития. Этому спо­собствовало создание «комбинатов», которые иногда объеди­няли целые отрасли промышленности. Но и такая экстенсив­ная экономика позволила сохранить сравнительную устойчи­вость хозяйства только в течение трех-четырех лет. В 1985 г. экономика ГДР вступила в предкризисное состояние. Быстро старело оборудование, средняя степень износа которого со­ставляла 55%. Если в 1981—1985 гг. 1000 марок инвестиций давали ежегодный прирост национального дохода 202 марки, то в 1986—1989 гг. — только 150 марок. А задолженность За­паду в 1989 г. достигла 21,6 млрд долларов.

Падал уровень жизни населения, хотя до 40% стоимости продуктов и товаров составляли государственные дотации. Страна начала жить не по средствам: потребляемый национальный доход превышал производимый. Но руководст­во республики упрямо придерживалось прежнего курса и крайне негативно воспринимало начавшуюся в СССР пере­стройку. Это отношение афористично выразил главный идео­лог Социалистической единой партии Германии (СЕПГ) К. Хагер: «Если сосед переклеивает обои, то это не означает, что нам надо делать то же самое».

В 1987 г. в ГДР запретили распространение советского журнала «Спутник», а также советских кинофильмов, затра­гивающих острые проблемы современности. В 1988 г. прекратили приглашать советских специалистов для чтения лекций восточногерманским учащимся. На следующий год студентов ГДР перестали направлять на учебу в советские гу­манитарные вузы.

Такая политика вызывала все большее недовольство насе­ления. В январе 1988 г. в Берлине рядом с официальной еже­годной демонстрацией в память К. Либкнехта и Р. Люксем­бург была организована и контрдемонстрация. Ее лозунгом стали слова «красной Розы»: «Свобода — это всегда свобода инакомыслия». Власти расценили это выступление как не­слыханную провокацию и отреагировали необычайно резко. Около 120 демонстрантов арестовали и приговорили к годич­ному тюремному заключению, 54 человека были высланы из страны.

На пленуме ЦК СЕПГ в декабре того же года провоз­гласили старый тезис «об усилении классовой борьбы». Руко­водство ГДР прекрасно понимало, что из «социалистического храма» нельзя вынуть ни одного камня, иначе рухнет все зда­ние. А поскольку социализм невозможно реформировать, то и не следует затевать никаких реформ. При этом необходимо было учитывать и специфичный характер республики. Если Венгрия или Польша имели возможность продолжать свое су­ществование независимо от политического строя в государстве, то искусственно созданная в годы «холодной войны» ГДР после краха коммунизма была пригово­рена.

7 мая 1989 г. в ГДР прошли коммунальные выборы. По официальным данным, за кандидатов проголосовали 98,89% избирателей. Но на этот раз за выборами наблюдали общественные контролеры от оппозиционных сил. По их под­счетам, на некоторых участках до 20% избирателей голосова­ли «против». В органы власти посыпались многочисленные жалобы на фальсификацию итогов выборов, но они были бес­церемонно отклонены. Возмущение населения обманом было так велико, что политическая атмосфера начала стремительно накаляться.

        Рубрика: ГДР (1949-1989).
       

Подпишись на RSS

rss Подпишитесь на RSS для получения обновлений.

Рубрики

Метки