Восточная политика ФРГ

Вилли БрандтВ первом заявлении правительства социал-либеральной коалиции, хотя и не говорилось ничего о международно-пра­вовом признании ГДР, но упоминалось о «двух германских го­сударствах». Вряд ли можно было яснее продемонстрировать отход от аденауэровской «политики силы». Кроме того, если и существуют два немецких государства, то это еще не зна­чит, что они являются заграницей друг для друга. Канцлер В. Брандт подчеркнул, что стоит испробовать все средства, чтобы два германских государства, вместо того чтобы жить «друг около друга», попробовали жить «друг с другом».

Осторожные шаги к сближению немецких госу­дарств были сделаны еще во время «большой коалиции», теперь процесс был продолжен. К этому времени стало ясно, что можно не признавать границу по Одеру—Нейсе, но она стала реальностью, которую вряд ли удастся изменить, тем бо­лее в обстановке международной разрядки. Тем не менее со стороны руководителей ФРГ это был мужественный шаг. Но он мог получить признание только в случае, если и другая сто­рона признает реальности, сложившиеся в Центральной Евро­пе. Имелась в виду тесная связь ФРГ с Западным Берлином. Но любое западногерманское мероприятие на территории быв­шей общегерманской столицы немедленно вызывало протесты ГДР и усиление мелочных придирок на трассах между ФРГ и Берлином. Не был урегулирован и порядок поездок частных лиц.

В начале 1970 г., когда начались советско-западногерман­ские переговоры о заключении договора о добрососедских от­ношениях, выявились различные подходы к проблеме после­военных границ государств. Москва стремилась окончательно закрепить сложившееся положение, Бонн пытался оставить возможность их будущего изменения, разумеется, мирным путем. После сложных и подчас грозивших провалом перего­воров 12 августа 1970 г. В. Брандт и В. Шеель подписали в Москве Договор о сотрудничестве и отказе от применения силы. Через 15 лет после трудной московской миссии К. Аденауэра вновь в центре внимания коммунистического мира оказался германский канцлер. Но на этот раз речь шла не только о примирении, но и о сотрудничестве, в том числе и в экономической сфере, особенно интересующей немецких промышленников. Отказываясь от насильственного пересмотра границ, ФРГ тем не менее не исключала принци­пиальную возможность их мирного изменения, как и сущест­вование единой немецкой нации, которая «свободным воле­изъявлением восстановит свое единство».

7 декабря 1970 г. аналогичный договор был подписан в Варшаве. В нем также говорилось о «неприкосновенности» (но не об «окончательности») границы по Одеру—Нейсе и об отказе от территориальных претензий. В Варшаве перегово­ры проходили труднее, чем в Москве. В частности, только в 1975 г., после предоставления Польше кредита в 1 млрд ма­рок, удалось договориться о переселении желающих покинуть польские земли этнических немцев.


Подпишись на RSS

rss Подпишитесь на RSS для получения обновлений.

Рубрики

Метки