От Конрада Аденауэра — к Людвигу Эрхарду

Карибский КризисРазразившийся в октябре 1962 г. Карибский кризис, пос­тавивший мир на грань термоядерной катастрофы, завершил­ся компромиссом, который означал постепенный переход от «холодной войны» к политике разрядки. Руководство ФРГ это застигло врасплох, поскольку по всей внутригерманской границе напряженность сохранялась. Краеугольным камнем германской политики К. Аденауэра была его уверенность в том, что военно-экономическое превосходство Западной Гер­мании в итоге приведет к воссоединению страны мирным пу­тем. Но теперь казалось, что никто на Западе не интересуется больше германскими проблемами. Если бы ФРГ захотела при­держиваться прежнего курса конфронтации, то рисковала оказаться в изоляции.

Перемены произошли и во внешней политике Бонна. В 1963—1964 гг. в Польше, Румынии, Венгрии и Болгарии появились торговые миссии ФРГ, хотя это и не означало уста­новления дипломатических отношений. По мнению министра иностранных дел ФРГ Г. Шредера, улучшение отношений с восточноевропейскими странами должно было послужить средством давления на ГДР. Но эти расчеты не оправдались.

Внешняя политика не являлась сильной стороной деятель­ности канцлера Л. Эрхарда. Его популярность (на выборах 1965 г. он получил даже больше голосов избирателей, чем Аденауэр на предыдущих выборах) определялась успехами экономического развития страны. Объем промышленного производства ФРГ увеличился на 5,5%, а безработица сокра­тилась до 0,7%. Но в то же время на 3,1% возросла и стои­мость жизни.

Во время своего канцлерства Эрхард выдвинул недооце­ненную в то время концепцию «сформированного общества», основанного «на сотрудничестве всех групп и интересов». Канц­лер утверждал, что в Германии должно быть сформировано общество, в котором главным является «благосостоя­ние для всех». Такое общество может базироваться толь­ко на добровольном осознанном сотрудничестве, поэтому в его основе лежат демократические принципы.

Однако с середины 60-х годов темпы экономического роста снизились. В общем, в этом не было ничего удивительного: никакой бурный подъем не может продолжаться бесконечно. Но это был первый ощутимый спад производства в истории ФРГ, поэтому он воспринимался особенно болезненно. В 1967 г. не было прироста производства, а безработица достигла скан­дального для того времени уровня — около полумиллиона человек (т. е. 2,1% занятых). К тому же конкуренция со срав­нительно дешевой нефтью вызвала первый серьезный кризис в угольной промышленности. В довершение всего на выборах в ландтаг Гессена победила праворадикальная Национал-де­мократическая партия. Она получила 7,9% голосов избира­телей этой немецкой земли, всегда считавшейся «розовой».

Встревоженная общественность заговорила о крахе второй (считая первой Веймарскую республику) немецкой демокра­тии. Впрочем, у западногерманских неонацистов были уже со­вершенно новые исторические условия и не было лидера, по­добного А. Гитлеру.

В условиях кризиса обострились разногласия по поводу бюджета на 1967 г., составленного с дефицитом в 4 млрд ма­рок. В конце октября министры от Свободной демократической партии (СвДП) вышли из правительства. Ведущие либераль­ные политики стали искать пути для заключения коалиции с социал-демократами. А еще раньше, в июле 1966 г., Христи-анско-демократический союз (ХДС) проиграл выборы в самой населенной западногерманской земле Северный Рейн—Вестфалия. 10 ноября фракция партийного блока ХДС—ХСС в бундестаге назвала кандидатом в канцлеры премьера земли Баден-Вюртемберг К. Кизингера, с которым уже наладили контакты и социал-демократы. Эрхард был вынужден подать в отставку.


Подпишись на RSS

rss Подпишитесь на RSS для получения обновлений.

Рубрики

Метки