Путь на Запад

Уинстон ЧерчилльРевностный сторонник западной ориентации ФРГ, канцлер К. Аденауэр поддерживал лозунг идеолога южногерманского либерализма первой половины XIX в. К. Роттека: «Лучше свобода без единства, чем единство без свободы». Аденауэр признал установленное Петерсбергскими соглашениями меж дународное управление промышленностью Рура, рассматри­вая это как основу будущей западноевропейской интеграции. Такой шаг вызвал резкие нападки оппози­ционной Социал-демократической партии Германии (СДПГ), лидер которой К. Шумахер назвал Аденауэра канцлером «не немцев, а союзников». Своими нападками на оккупацион­ные власти и категорическими требованиями предоставить Германии самостоятельность Шумахер, этот «надменный и слишком социалистический немец», вызвал сильное негодо­вание Запада.

В 1950 г. Аденауэр принял разработанный французским министром иностранных дел Р. Шуманом план создания Европейского объединения угля и стали. Канцлер был убеж­ден в том, что союз изменит не только экономические связи на европейском континенте, но и «весь образ мышления и по­литического чутья европейцев».

Вторым столпом нового европейского порядка он считал Европейское оборонительное сообщество (ЕОС), фактическим инициатором создания которого был британский премьер-ми­нистр У. Черчилль, призвавший к созданию «европейской ар­мии» под общим командованием. Помимо прочего, этот план был продиктован стремлением Запада держать под контролем будущую западногерманскую армию, которая должна дейст­вовать в рамках межнациональной военной организации.

Однако в августе 1954 г. Национальное Собрание Франции отказалось ратифицировать договор о создании ЕОС, считая, что такой план ущемляет национальные интересы страны. Для германского канцлера это стало чувствительным ударом. Но в дело вмешались американцы. Война в Корее привела их к убеждению, что без немецкой армии невозможно защитить Западную Европу от экспансии коммунизма. США усилили нажим на Францию. 26 мая 1952 г. был подписан Германский (или Боннский) договор, отменивший Оккупационный статут и предоставивший ФРГ государственный сувере­нитет.

Пытаясь предотвратить создание союза ФРГ со странами Запада, СССР весной 1952 г. выступил с так называемой нотой Сталина. В ней предлагалось создание единого и нейт­рального германского государства путем проведения свобод­ных выборов под наблюдением четырех держав. Западные страны расценили советское предложение как уловку, чтобы помешать вхождению ФРГ в их военно-политическую струк­туру.

Правительство ФРГ и канцлер Аденауэр были убеждены в том, что объединение с Западом для ФРГ гораздо важнее, чем создание слабой единой Германии, нейтральный статус которой сделает ее беззащитной перед возможным вторжени­ем с востока. К тому же у Аденауэра не было выбора. Даже если бы он согласился с советским предложением, западные державы не дали бы реализовать этот план. Впрочем, были основания рассматривать ноту Кремля как тактический ход и стремление в последний момент воспрепятствовать интег­рации ФРГ в систему западноевропейской безопасности, а за­тем — действовать по обстоятельствам.

5 мая 1955 г. вступили в силу Парижские соглашения! важнейшим из которых была договоренность о вступлении ФРГ в Организацию Североатлантического договора (НАТО). Хотя Франция высказывала опасения по этому поводу, Ва­шингтон настоял на принятии Западной Герма­нии в НАТО, считая что это позволит держать политику ФРГ под контролем. Трагический опыт Версальского договора как раз показал, какой роковой ошибкой стало отлучение Гер­мании от западного сообщества.

Однако суверенитет ФРГ был неполным. Иностранные войска оставались на ее территории, а страна была лишена права обладать рядом видов стратегического оружия, вклю­чая ядерное.

В свое время, в 1946 г., Чер­чилль ратовал за создание Соеди­ненных Штатов Европы, которые должны были опираться на парт­нерство Франции и Германии. В тот период такой план казался немыслимым. Но времена меня­лись. Вслед за Европейским объ­единением угля и стали его уча­стники в марте 1957 г. создали Европейское экономическое сооб­щество (ЕЭС) и Европейское сообщество по атомной энергии.

В ответ на Парижские соглашения СССР и его союзники, включая ГДР, создали свое военно-политическое объедине­ние — Варшавский договор. В июле 1955 г. на Женевской кон­ференции четырех держав британский лидер Э. Идеи предло­жил восстановить объединенную Германию после проведения всеобщих свободных выборов. Но председатель Совета министров СССР Н. А. Булганин ответил, что после вступле­ния ФРГ в НАТО не может быть и речи о «механическом объ­единении» двух германских государств, и предложил строить отношения на признании этого факта. У населения обеих час­тей Германии это вызвало чувство глубокого разочарования.

Большие надежды возлагались на визит Аденауэра в Моск­ву в сентябре того же года. Советский Союз предложил уста­новить между обеими странами дипломатические отношения. Хотя в то время ФРГ претендовала на едино­личное представительство всех немцев и не поддерживала дипломатические отношения со странами, признающими ГДР, канцлер, учитывая настроения своих соотечественников, на предложение Кремля ответил согласием. Взамен он потребо­вал освобождения еще остававшихся в СССР 10 тыс. немец­ких военнопленных. Когда к лету 1956 г. последние из уже потерявших надежду на свободу бывших германских солдат возвратились на родину, это значительно укрепило авторитет Аденауэра.

        Рубрика: Время Конрада Аденауэра (1949-1961).
       

Подпишись на RSS

rss Подпишитесь на RSS для получения обновлений.

Рубрики

Метки