Западный Берлин – принятие основного закона.

К. Аденауэр (справа)Рекомендации Лондонской конференции (в ней, кроме трех западных оккупационных держав, участвовали и страны Бенилюкса), легли в основу «Франкфуртских документов», которые 1 июля 1948 г. военные губернаторы вручили премьер-министрам западногерманских земель. Немецким полити­кам было предложено не позднее 1 сентября созвать Учреди­тельное национальное собрание. Кроме того, был оглашен Оккупационный статут, который должен был регулировать отношения между будущим немецким правительством и ок­купационными державами.

Обсуждая в Кобленце эти документы, премьеры герман­ских земель сомневались, следует ли им самим способствовать расколу страны. Решающим на совещании стало темперамент­ное выступление западноберлинского бургомистра Э. Рейтера. Он призвал западных коллег отважиться на создание своего демократического государства, поскольку только это сохра­нит надежду на присоединение к нему в будущем и Восточной зоны. Это сепаратное государство рассматривалось как вре­менное образование. Поэтому по предложению гам­бургского бургомистра М. Брауэра было решено обсуждать и принимать Парламентским советом, 65 членов которого изби­рались ландтагами, не Конституцию, а Основной закон.

Чтобы еще более подчеркнуть временный характер нового государства, премьеры земель отвергли рекомендацию «Франк­фуртских документов» утвердить Конституцию на всенарод­ном референдуме. По их мнению, ее должны были ратифи­цировать земельные парламенты. Западные державы были немного разочарованы отсутствием у немецких политиков должного энтузиазма, но согласились с их предложениями, за­метив, что следует принять, пусть и временную, но полноцен­ную Конституцию, как бы она ни называлась.

Работавшая в августе в южнобаварском городке Херрен-химзее конституционная комиссия выработала проект Основ­ного закона и представила его Парламентскому совету. Он собрался 1 сентября 1948 г. в зале боннского Зоологического музея. Совет состоял из представителей всех ландтагов и всех партий. В стороне скромно сидели пять делегатов от Берлина, имевших право только совещательного голоса. Председателем единодушно избрали К. Аденауэра. Предполагалось, что 72-лет­ний Аденауэр, которого в Социал-демократической партии Германии (СДПГ) называли «старой перечницей», будет мир­но подремывать в председательском кресле и не мешать рабо­те собрания. Однако в этом все очень ошиблись. Пока в коми­тете велись конфиденциальные дискуссии, Аденауэр постоян­но встречался с военными губернаторами и журналистами. В результате его стали воспринимать как главного представи­теля еще не родившегося государства.

После долгих дебатов, шедших в основном вокруг разгра­ничения полномочий между землями и центром, особенно в том, что касалось финансов, 8 мая 1949 г. Основной закон был принят большинством голосов. Ландтаги быстро его рати­фицировали. Бавария отвергла Основной закон как чересчур централистский, но обязалась уважать и соблюдать его поло­жения. После утверждения Основного закона военными губер­наторами он был обнародован Парламентским советом и 24 мая 1949 г. вступил в силу. Так родилась парламентарно-демократическая Федеративная Республика Германия (а не Германии, как нередко пишут в отечественной литерату­ре с целью подчеркнуть немецкую двугосударственность по­слевоенного периода).

        Рубрика: два государства - одна нация.
       

Подпишись на RSS

rss Подпишитесь на RSS для получения обновлений.

Рубрики

Метки