Пакт двух диктаторов

В. М. МолотовВ мае 1939 г., встревоженные непредсказуемостью властей Германии, западные державы предложили Советскому Союзу заключить пакт о взаимной помощи. В начале июня в Москву был направлен специальный британский посланник У. Стрэнг с целью начать переговоры. Договор с СССР очень выручал Ве­ликобританию и Францию, поскольку только Советский Союз мог оказать прямую помощь соседям – Польше и Румынии. Запад рассчитывал, что в любом случае вермахт увязнет в бес­крайних просторах России до того времени, пока Англия и Франция не подготовятся как следует к тяжелой войне.

И. В. Сталин знал о таком расчете и еще 10 марта 1939 г. в речи на партийном съезде исключил возможность для своей страны «таскать каштаны из огня» для других держав. Одно­временно он дал понять Германии, что СССР заинтересован в улучшении отношений между обеими странами. Поэтому на переговорах со Стрэнгом Москва потребовала, чтобы Красная армия получила право свободного прохода через Польшу и Ру­мынию и введения своих войск в Прибалтику не только в слу­чае прямого немецкого нападения на эти территории, но и в случае «косвенной агрессии» и фашизации этих государств.

Положение осложнялось тем, что СССР отличался от ос­тальных европейских держав. На Западе опасались, что с по­мощью Красной армии в восточноевропейских странах вспых­нут социалистические революции, которых особенно боялись в Варшаве и Бухаресте. Поэтому Польша категорически от­казалась разрешить советским войскам проход через ее терри­торию.

Сложилась парадоксальная ситуация: Великобритания дол­жна была отдать СССР то, что она намеревалась защитить от Германии с помощью той же Москвы. Это парализовало даль­нейшие переговоры. Создавалось впечатление, что Запад ис­пользует диалог с СССР только как средство давления на Бер­лин. В конце июля переговоры вообще зашли в тупик, по­скольку стороны не смогли договориться о единой трактовке термина «косвенная агрессия». Кроме того, СССР настаивал на одновременном заключении политического и военного догово­ров, а страны Запада предлагали, чтобы обсуждение военного договора началось после подписания пакта о взаимопомощи.

А. Гитлер быстро понял, какие возможности откроются перед Германией, если она кардинально сменит направление своей восточной политики. Но при этом он понял и то, что в слу­чае провала такой шаг приведет к катастрофе. Но тут из Москвы поступило обнадеживающее из­вестие: 3 мая советский нарком иностранных дел М. М. Литви­нов, выступавший за сближение с Западом, против германской опасности, был заменен верным соратником Сталина В. М. Моло­товым. В Берлине расценили смещение Литвинова как готов­ность искать соглашения с рейхом.

Вскоре Молотов заявил германскому послу в Москве Ф. Шуленбургу, что СССР будет заинтересован в возобновлении прерванных зимой экономических переговоров только в том случае, если для них будет создана «необходимая политиче­ская основа». Германский министр иностранных дел И. Риб­бентроп отреагировал на это сдержанно, опасаясь ухудшения отношений с Японией.

Но пауза длилась недолго. Сам фюрер дал указание под­держивать с русскими постоянные контакты. 28 июня 1939 г. Шуленбург сообщил Молотову, что немецкая сторона рас­сматривает Берлинский договор 1926 г. как все еще дейст­вующий. Через месяц появилось официальное заявление о возобновлении экономических переговоров. Когда в начале августа в Москву для ведения переговоров прибыли англий­ская и французская военные миссии, германо-советский «флирт» был в полном разгаре.

Понимая, что время работает на нее, советская сторона тя­нула с переговорами, а в Берлине росла нервозность, ибо 26 ав­густа 1939 г. должно было начаться наступление на Польшу. 14 августа Шуленберг получил указание предложить Москве широкое обсуждение всего комплекса взаимоотношений, в том числе и вопроса о разграничении сфер интересов обеих сторон, для чего в Москву готов прибыть сам Риббентроп. Советский нарком иностранных дел в принципе выразил согласие, но до­бавил, что СССР ожидает от Берлина готовности заключить пакт о ненападении, подписать большое экономическое согла­шение, а также выступить посредником в советско-японском конфликте на монгольской реке Халхин-Гол.

        Рубрика: Стратегия Гитлера (1933-1939).
       

Подпишись на RSS

rss Подпишитесь на RSS для получения обновлений.

Рубрики

Метки