Аншлюс — присоединение Австрии

генерал-полковник В. ФричВечером 5 ноября 1937 г. в рейхсканцелярию пришли за инструкциями фюрера пять высокопоставленных персон — военный министр и главнокомандующий В. Бломберг, глав­нокомандующий сухопутными войсками генерал-полковник В. Фрич, глава военно-морских сил адмирал Э. Редер, главно­командующий военно-воздушными силами генерал-полков­ник Г. Геринг, министр иностранных дел К. Нейрат. Вел про­токол военный адъютант Гитлера полковник Ф. Хоссбах, за­писи которого и сохранили для истории подробности этого сверхсекретного совещания.

Рейхсканцлер говорил более трех часов, объяснив, что все сказанное им является плодом долгих размышлений. По­скольку Германия может решить свои жизненные проблемы только силой, то, по его словам, остается ответить на два во­проса: «Когда?» и «Где?» А. Гитлер подробно рассмотрел че­тыре возможных варианта.

Первый – помогает Германии против «дышащих к ней нена­вистью» Англии и Франции. В этом случае следует захватить Австрию и Чехословакию, чтобы «обезопасить себя от угрозы с фланга» и полечить дополнительные продовольственные и людские резервы

Второй – возможная война западных держав против Ита­лии. Она позволит за спиной воюющих аннексировать без осо­бого риска Австрию и Чехословакию.

Третий –  внутриполитический кризис во Фран­ции, который деморализует ее армию, а тогда «настанет время действовать против чехов».

Наконец, четвертый – так как Англия и, возможно, Франция уже примирились с потерей Чехословакии, то при­мирятся и с тем, что однажды Германия «решит этот вопрос». Итак, из рассмотрения всех вариантов следовало одно: на­цистский диктатор объявил о своем окончательном решении встать на тропе войны не позднее 1943 г. Это решение оше­ломило участников совещания. Не то чтобы они были против­никами войны, но их волновали практические моменты. Ней­рат, Фрич и даже верный Бломберг сомневались в готовности страны к большой войне, а поражение Германии означало бы катастрофу.

За эти «сомнения» 4 февраля 1938 г. все трое лишились своих постов. Место Нейрата занял услужливый И. Риббен­троп. Новым гл.внокомандующим стал генерал В. Браухич, а верховное главнокомандование взял на себя сам фюрер, со­здав вместо бывшего министерства Верховное командование вермахта и назначив его шефом генерала В. Кейтеля (за свое пресмыкательстю перед Гитлером получил прозвище Лакей). За этим последовала перетряска кадров в армии и дипломатическом корпусе. Суть происшедшего точно выразила официозная газета «Фелькишер беобахтер», вышедшая 5 февраля под огромным заголовком: «Концентрация всей полноты власти в руках фюрера!» Наконец Гитлер завершил нацистскую революцию и сосредоточил в своих руках всю власть – политическую, экономическую и военную.

Но и на этот раз, в отличие от нетерпеливого Геринга, он предпочитал не форсировать решение «австрийской проблемы», а готовить для этого солидную базу. Однако дальней­шие события развернулись совсем не по сценарию Гитлера.

На рубеже 1937—1938 гг. Австрия находилась в тяжелой ситуации. Ни одна европейская страна не выражала жела­ния встать на защиту ее независимости. Канцлеру К. Шушнигу не оставалось ничего другого, кроме как принять при­глашение Гитлера приехать к нему в баварскую резиденцию Берхтесгаден. Встреча, состоявшаяся 12 февраля 1938 г., ошеломила главу австрийского правительства. Гитлер два часа обвинял Вену в предательстве общенемецких интересов и угрожал немедленно отдать войскам приказ войти в Авст­рию. После довольно мирного обеда Рибентроп вручил Шушнигу проект соглашения, добавив, что это окончатель­ные требования фюрера, который даже не намерен их обсуж­дать.

Фактически это был ультиматум. От Шушнига требова­ли снять запрет на австрийскую нацистскую партию, назна­чить министром внутренних дел пронацистки настроенного адвоката А. Зейс-Инкварта с передачей в его ведение полицию и службы безопасности, а военным министром – другого на­циста, директора Военно-исторического архива Э. Глайзе-Хорстенау. Предлагалось также отправить в отставку началь­ника генштаба фельдмаршала А. Янзу, ввести обмен офицера­ми обеих армий и подготовить включение Австрии в эконо­мическую систему Германии. Выполнение этих условий превращало Австрию в сателлита нацист­ского рейха. В этот решающий момент австрийский канцлер не выдержал и согласился подписать документ, одна­ко напомнил при этом, что по Конституции такое право имеет только президент В. Миклас.

Началась агония Австрии. В течение месяца в стране ца­рил хаос. На улицах бушевали толпы нацистов, срывав­ших государственные флаги. Из банков спешно забирались вклады, а иностранные туристы штурмовали билетные кас­сы, торопясь покинуть страну. Канцлер решился на отчаян­ный шаг и назначил на 13 марта плебисцит о независимости Австрии. Пришедший в ярость Гитлер отдал распоряжение днем раньше оккупировать Австрию и послать в Вену требова­ние отменить плебисцит. Шушниг капитулировал, но Берлин потребовал, чтобы он уступил свой высокий пост Зейс-Инкварту.

Утром 12 марта 1938 г. немецкие войска перешли австро-германскую границу. Они имели приказ не применять наси­лие, но беспощадно подавлять всякое сопротивление. Однако никакого сопротивления не было. Австрийская армия находилась в казармах, а на дорогах немецких солдат встречало ликующее население. Фюрер вначале намеревался создать конфедерацию двух немецких государств. Но когда в тот же день он прибыл в родной Линц, то был настолько во­одушевлен восторженным приемом жителей, что приказал не­медленно подготовить закон об аншлюсе (присоединении) Ав­стрии. Разумеется, на референдуме 10 апреля за аншлюс вы­сказалось более 99% населения Австрии и Германии.

Первая агрессия Гитлера закончилась его триумфом. На очереди была Чехословакия.

        Рубрика: Стратегия Гитлера (1933-1939).
       

Подпишись на RSS

rss Подпишитесь на RSS для получения обновлений.

Рубрики

Метки