Западный вал за Рейном

Начальник французского генштаба генерал М. ГамеленПланируя вступление немецких войск в демилитаризо­ванную по Версальскому договору Рейнскую зону, А. Гитлер использовал в качестве предлога франко-советское соглаше­ние о взаимопомощи (1935), утверждая, что оно внесло эле­мент дестабилизации в Локарнский договор и сняло с Герма­нии обязанность соблюдать его условия. Уже в мае 1935 г. не­мецкое командование в обстановке строжайшей секретности начало разрабатывать план «Шулюнг» – о повторной окку­пации Рейнской зоны.

Но Гитлер выжидал до весны 1936 г. Когда же выясни­лось, что войска Б. Муссолини столкнулись в Абиссинии с ожесточенным сопротивлением населения, а принятые про­тив агрессора международные санкции обнаружили полную беспомощность Лиги Наций, фюрер решил, что пришла пора действовать, заручившись предварительно согласием дуче на фактический разрыв локарнских договоренностей.

27 февраля 1936 г. французская палата депутатов ратифи­цировала договор с СССР. Воспользовавшись удобным пред­логом, Гитлер публично заявил, что это означает смертный приговор Локарнскому соглашению, которым Германия бо­лее не связана. На рассвете 7 марта три немецких батальона перешли через Рейн в направлении Ахена, Трира и Саарбрюккена. Они имели строгое указание немедленно отсту­пить, если натолкнутся на французское сопротивление. Но такового не последовало. Начальник французского генштаба генерал М. Гамелен заявил, что даже ограниченные воен­ные действия повлекут за собой непредсказуемые последст­вия и предложил сконцентрировать на оборонительной ли­нии Мажино 13 дивизий.

Если бы Франция проявила решимость, то история могла бы пойти по совершенно иному пути, так как отступление Германии на Рейне означало бы тяжелейший удар по прести­жу нацистской диктатуры. Положение спасла огромная вы­держка Гитлера, категорически запретившего командова­нию, уже охваченному паникой, даже и думать об отзыве войск с Рейна. Но Париж колебался, а Лондон считал, что «Германия в конце концов просто вышла в свой собствен­ный палисадник».

В то же время Гитлер, для поддержки своей авантюры, в который раз выступил с широковещательными мирными инициативами. 7 марта 1936 г. в речи перед рейхстагом он предложил Бельгии и Франции подписать пакт о ненападе­нии сроком на 25 лет, заключить такие же соглашения с вос­точными соседями Германии, провести демилитаризацию франко-германской границы (что лишило бы Францию ее главной защиты – укрепленной линии Мажино) и, наконец, без всяких предварительных условий вернуться в Лигу На­ций. В заключение Гитлер торжественно объявил, что Гер­мания отказывается от любых территориальных претензий в Европе.

Когда Германия заняла Рейнскую зону и спешно принялась возводить на границе с Францией и Бельгией мощный Запад­ный вал, австрийский канцлер К. Шушниг понял, что пришло время для налаживания отношений с Берлином. Тем более что Гитлер заявил, будто «Германия не имеет намерений вмеши­ваться во внутренние дела Австрии или присоединять ее».

11 июля 1936 г. было подписано австро-германское согла­шение. Германия еще раз подтвердила обещание не вмеши­ваться во внутренние дела Австрии, которая, со своей сторо­ны, обязалась проводить внешнюю политику с учетом тоге, что она является «немецким государством».

Но суть договора содержалась в его секретных пунктах. Шушниг согласился тайно амнистировать осужденных участ­ников венского путча и предоставить нацистам некоторые политически ответственные посты. К концу года из австрийскиких тюрем было освобождено более 1 8тыс. нацистов, которые сре­зу развили такую бурную деятельность, что германский посол Ф. Папен попросил фюрера предписать австрийским нацис­там «держаться тихо и ждать». Формально равноправное соглашение на деле стало первым шагом к аннексии — лише­нию Австрии независимости.

        Рубрика: Стратегия Гитлера (1933-1939).
       

Подпишись на RSS

rss Подпишитесь на RSS для получения обновлений.

Рубрики

Метки