Морское соглашение с Британией

Морское соглашение с ВеликобританиейПравительство Великобритании уже в марте 1935 г. прояв­ляло очевидную готовность к заключению двустороннего со­глашения с Германией. Его особенно беспокоила возможность создания немецкой военной авиации, способной нанести мощ­ный удар по Британским островам. Поэтому еще в июле 1934 г. в Англии была принята собственная программа созда­ния сильного воздушного флота. Германское правительство, желая уменьшить внешнеполитическую изоляцию своей стра­ны, согласилось вести переговоры об ограничении военно-воз­душных сил, но одновременно дало понять, что еще более оно заинтересовано  в   соглашении   о   морских   вооружениях.

А. Гитлер был готов пойти на уступки, донимая, что для со­здания морского флота, равного по мощи британскому, потре­буются годы, и хотел добиться если не союза с Англией, жела­тельного для осуществления его планов восточной экспансии, то хотя бы ее дружественного нейтралитета. Таким образом, планы обеих сторон во многом совпадали, тем более что англи­чан не слишком беспокоило увеличение германской сухопут­ной армии.

Для ведения переговоров 25 марта 1935 г. в Берлин прибы­ли британский министр иностранных дел Д. Саймон и лорд-хранитель печати Э. Идеи. Гитлер, умевший в случае необхо­димости очаровывать собеседников, избрал весьма хитроум­ную тактику. Он показал гостям карту колониальных владе­ний европейских стран и заявил, что у Германии настолько мало «жизненного пространства», что такое положение совер­шенно нетерпимо. Этот шаг Гитлера можно было понять как предложение о союзе, поскольку он вновь многословно гово­рил о необходимости защиты Европы от варварского больше­визма. Британцы вполне поняли ход мыслей рейхсканцле­ра, желавшего установить с Великобританией более тесные отношения, чем с Францией, и Саймон в ответ заявил, что его страна заинтересована в дружбе как с Берлином, так и с Па­рижем.

Во всяком случае, Гитлер подчеркнул, что «морское» согла­шение является не только прелюдией к «воздушному», но и мо­жет определить направление будущей немецкой экспансии — на Восток или на заморские территории. При этом фюрер опре­деленно сказал, что «Германия не имеет ни необходимости, ни желания, ни способности и средств, чтобы снова соперни­чать на море». В ходе продолжившихся в июне в Лондоне пе­реговоров, которые с немецкой стороны вел И. Риббентроп, был быстро достигнут компромисс о том, что германский флот будет составлять 35% от британского, а по подводным лодкам даже 60% при возможности в исключительных обстоятельст­вах уравнять количество субмарин.

По условиям соглашения Германии разрешалось построить 5 линкоров, 2 авианосца, 21 крейсер и 64 эсминца, что обеспе­чивало немецкие верфи работой на 10 лет. К началу войны они успели построить лишь 2 линкора, 11 крейсеров и 25 эсминцев и спустили на воду 57 подводных лодок. В проектировании но­вых линкоров у германских конструкторов было то преимуще­ство, что они не были связаны условиями Вашингтонского морского соглашения, ограничивавшими водоизмещение ко­рабля 35 тыс. тонн. Немцы немедленно воспользовались этим и заложили два самых мощных в мире линкора — «Бисмарк» и «Тирпиц», водоизмещением в 45 тыс. тонн. Однако супер­линкор «Бисмарк» практически не успел принять участия в войне. 27 мая 1941 г. он был потоплен британским флотом, унеся с собой на дно холодной Атлантики около 2000 немец­ких моряков.

Новый британский министр иностранных дел С. Хор, за­щищаясь от обвинений в двуличной политике, в послании правительствам США, Франции, Италии и Японии настойчи­во подчеркивал, что это соглашение с Германией положит ко­нец неконтролируемой гонке морских вооружений и, если уж нельзя воспрепятствовать перевооружению Германии, обеспе­чит превосходство английского и французского флотов над не­мецким.

Гитлер же был весьма доволен тем, что удалось пробить первую брешь в Версальском договоре и добиться согласия од­ного из победителей в Первой мировой войне на восста­новление военных сил рейха. Циничная и эгоис­тичная позиция Великобритании позволила впоследствии германскому флоту стать «хозяином Балтики» и поощрила Б. Муссолини, возмущенного «коварством Альбиона», на­пасть на древнее африканское королевство Абиссинию. Все эти события практически развалили созданный в Стрезе единый фронт против нацистской Германии. Гитлеру же оста­валось решить еще одну проблему — демилитаризованной Рейнской зоны.

        Рубрика: Стратегия Гитлера (1933-1939).
       

Подпишись на RSS

rss Подпишитесь на RSS для получения обновлений.

Рубрики

Метки