Гитлеровская “Речь мира”

Фельдмаршал В. БломбергПродолжая требовать равноправия Германии в военном отношении, Гитлер одновременно в «речи мира» заявил, что согласен на полное и всеобщее разоружение при готовности к этому остальных великих держав и их союз­ников. Но фюрер прекрасно знал, что западные страны не пойдут на такой шаг, и оказался совершенно прав. Со своей стороны, военный министр В. Бломберг открыто требовал до­биваться прежде всего не общего разоружения, а обеспечения безопасности Германии. Поэтому осенью 1933 г. Гитлер пере­шел к более жесткому курсу.

Поводом послужило предложе­ние Великобритании установить жесткую систему контроля за вооружениями отдельных стран, что положило бы конец тайному перевооружению немецкой армии.

Гитлер незамедлительно интерпретировал это предложе­ние как попытку увековечить неравноправное положение Гер­мании и заявил, что согласиться на такой контроль невозмож­но. За этим последовали отъезд германской делегации с Же­невской конференции по разоружению и объявление о выходе Германии из Лиги Наций, которую немецкий философ О. Шпенглер однажды презрительно назвал «толпой дачни­ков, тунеядствующих на Женевском озере». Это было весьма рискованное решение, но фюрер рассчитывал на поддержку Италии и даже заранее известил дуче о своих действиях.

14 октября 1933 г. Германия официально заявила о жела­нии выйти из Лиги Наций, а также о проведении 12 ноября одновременно с выборами в рейхстаг и плебисцита по этому вопросу. Объявляя об этом решении, Гитлер предложил фран­цузскому правительству провести прямые переговоры по спор­ным вопросам и заявил, что у Германии нет никаких террито­риальных интересов на Западе. Через несколько дней рейхс­канцлер в интервью британской газете «Дейли мейл» выразил надежду на установление прочной дружбы «между двумя род­ственными нациями». Вместе с тем он подчеркнул, что Герма­ния является европейским бастионом против «опасности рас­пространения большевизма». Это были не пустые слова.

16 ноября Германия и Польша подписали коммюнике об обоюдном отказе от применения силы в отношениях друг с другом. После этого, вновь по инициативе Берлина, в большой спешке был подготовлен и 26 января 1934 г. подписан герма­но-польский Пакт о ненападении, который предусматривал возможность мирной ревизии границ в будущем. Польских лидеров толкнула на этот опрометчивый шаг вера в дружеские намерения Гитлера, которому был необходим внешнеполити­ческий успех с целью нейтрализовать сопротивление прусского юнкерства и немецкого генералитета, настроенных резко ан-типольски. К тому же советско-германские отношения не ис­портились еще до такой степени, чтобы можно было исключить сближение двух стран на общей антипольской платформе. Это и надеялся предотвратить варшавский диктатор Ю. Пилсуд-ский, который после подписания «Пакта четырех» сомневал­ся в готовности Франции оказать Польше военную помощь.

Таким образом, первый год пребывания у власти принес Гит­леру и его партии несомненные внешнеполитические успехи. Выход из Лиги Наций (95% немцев одобрили на плебисците этот шаг) освободил Германию от контроля за ее перевооружением и показал немецкому народу, что новый ре­жим не зависит более от капризов западных держав и начина­ет проводить самостоятельную внешнюю политику. Впрочем, вскоре нацистскому диктатору пришлось столкнуться с боль­шими осложнениями как внутри страны, так и на междуна­родной арене.

        Рубрика: Стратегия Гитлера (1933-1939).
       

Подпишись на RSS

rss Подпишитесь на RSS для получения обновлений.

Рубрики

Метки