Под маской миролюбия

под маской миролюбияВ первые годы после прихода к власти первостепенное зна­чение для нацистов имели внутренние и экономические проб­лемы, а не внешняя политика. А. Гитлер резонно полагал, что вначале следует укрепить режим, консолидировать страну, а лишь затем приступить к проведению активного внешнеполитического курса, чтобы вернуть Германии ранг мировой державы. Тем не менее рейхсканцлер сразу же начал постепенно менять внешнюю политику своего правительства.

Поскольку Германия была опутана сетью различных военных ограничений, то обширные планы перевооружения армии бы­ли связаны со значительным риском, так как не могли долгое время оставаться тайной. Было ясно, что Франция и ее восточ­ноевропейские союзники воспримут воссоздание военных сил резко отрицательно. К тому же разгул политического тер­рора в стране усиливал сомнение соседей в благоразумии дей­ствий нацистского режима.

В этих условиях удачным политическим ходом фюрера стало решение оставить на посту министра иностранных дел К. Нейрата, опытного дипломата старой школы. С 1927 г. он являлся послом в Лондоне и Риме, имел хорошие связи как раз с теми державами, которые без энтузиазма относились к стремлению Парижа установить свою гегемонию на европей­ском континенте.

Сам рейхсканцлер также предпочитал осторожность. 17 мая 1933 г. он выступил в рейхстаге с речью, которую немедленно окрестили «речью мира». Гитлер заявил, что новое правитель­ство будет строго соблюдать все заключенные ранее договоры и соглашения, воздержится от нарушения версальских условий, надеясь изменить их с помощью мирных переговоров и поиска компромиссов. Позднее, обращаясь к высшим пар­тийным бонзам, он подчеркнул, что Германия должна «ис­кать соглашения со всеми, с кем можно договориться, по­скольку у нее еще нет никакой иной возможности».

Яснее всего проявилось это в отношениях с СССР. В середи­не февраля 1933 г. Гитлер выразил готовность продолжить гер­мано-советское сотрудничество во всех областях и предоста­вить Москве кредит в 140 млн марок. 4 апреля было продлено действие заключенного в 1926 г. Берлинского договора о друж­бе и ненападении между Германией и Советским Союзом.

Более сложно складывались отношения с Польшей, по­скольку здесь требовалось определенное изменение курса. Вес­ной 1933 г. отношения между обеими странами значительно обострились из-за статуса города Данциг. Польская сторона начала концентрацию войск в этом районе и открыто угрожа­ла превентивной войной против Германии. Но она не нашла поддержки ни в Париже, ни в Праге. Встревоженный обостре­нием ситуации, Гитлер заявил о готовности урегулировать все проблемы мирным путем. Конфликт постепенно был улажен.

Но первостепенное внимание Берлин уделял отношениям с западными державами — гарантами Локарнских соглашений. По предложению Б. Муссолини 15 июля 1933 г. в Риме был подписан Пакт согласия и сотрудничества между Велико­британией, Францией, Италией и Германией («Пакт четырех») о поддержке ими системы коллективной безопасности в Европе и отказе от применения силы. У немецкого руководства были большие сомнения в целесообразности этого документа, связы­вающего Германии руки. Но Гитлер настаивал на проведении сдержанной политики, тем более что Муссолини показал явную готовность к широкому сотрудничеству с рейхом, если тот отка­жется от мысли присоединить Австрию. И Гитлер немедленно ответил на это предложение согласием. Однако в статье 2 «Пак­та четырех» (хотя этот договор так и не был ратифицирован) предусматривалась принципиальная возможность ревизии ев­ропейских границ, что очень беспокоило Варшаву и Прагу

        Рубрика: Стратегия Гитлера (1933-1939).
       

Подпишись на RSS

rss Подпишитесь на RSS для получения обновлений.

Рубрики

Метки