Женщины нацистской Германии

женщины германии обожали своего фюрера

В 1933—1934 гг. национал-социалистический режим при­ступил к исправлению доставшегося ему в наследство тяжело­го экономического положения страны. В частности была раз­вернута кампания по увольнению с работы замужних жен­щин, чтобы освободить их места для безработных мужчин.

Вслед за итальянскими фашистами германские нацисты проводили политику антифеминизма, но более жестко и последовательно. С точки зрения идеологов нацио­нал-социализма, тот прогресс, которого добилась Веймарская республика в освобождении женщины от оков кайзеровской эпохи, являлся непозволительной дерзостью. Образ эманси­пированной берлинки 20-х годов они воспринимали как угро­зу и общественной морали, и доминированию в обществе мужчин, и даже будущему арийской расы. Хотя во время президентских выборов 1932 г., когда А. Гитлеру были не­обходимы голоса избирателей, Национал-социалистическая рабочая партия Германии (НСДАП) и провозгласила, что «мужчина и женщина — товарищи в жизни и работе», а семья — это «наименьший, но самый ценный элемент всей государственной системы», было это не более чем предвыбор­ными лозунгами.

После прихода к власти нацисты стали рассматривать стремление женщин к профессиональной, политической или академической карьере как противоестественное явление. Выс­шим счастьем для женщины должно было быть ее пребывание у семейного очага рядом с мужем. Не случайно еще в 1921 г. НСДАП приняла решение о том, что женщин не следует допус­кать до высоких партийных и государственных постов. Уже с весны 1933 г. началось планомерное освобождение государственного аппарата от занятых в нем женщин. Уволь­няли не только сотрудниц учреждений, но и замужних жен­щин-врачей, ибо нацисты объявили заботу о здоровье нации такой ответственной задачей, что ее нельзя доверить женщи­не. В 1936 г. были освобождены от должности замужние жен­щины, работавшие судьями или адвокатами, так как их мог содержать муж. Резко сократилось количество женщин-педа­гогов, а в женских школах основными учебными предметами стали домоводство и рукоделие. Уже в 1934 г. в немецких университетах осталось всего 1500 студенток. Примечательна и судьба женщин  депутатов последнего веймарского рейхс­тага: 4 — покончили с собой, 10 — попали в концлагерь, 30 — некоторое время находились под арестом, а 43 — были вынуждены эмигрировать из страны.

Более дифференцированную политику проводил режим в отношении женщин, занятых на производстве и в сфере ус­луг. Нацисты не тронули ни те 4 млн женщин, которые рабо­тали «домашними помощницами», ни многочисленный отряд продавщиц, рабочий день которых оплачивался не полно­стью. Напротив, эти занятия были объявлены «типично жен­скими». Всячески поощрялся труд девушек. С января 1939 г. трудовая повинность стала обязательной для всех незамуж­них женщин моложе 25 лет. Главным образом их направляли в деревню или служанками к многодетным матерям.

Нацистский режим был весьма заинтересован в увеличении населения. Если трудящаяся женщина вступала в брак и до­бровольно оставляла работу, ей выдавалась беспроцентная ссу­да в 600 марок. С 1934 г. началось активное поощрение рож­даемости: вводятся детские и семейные пособия, медицинская помощь многодетным семьям оказывается по льготным рас­ценкам. Были открыты специальные школы, где беременных женщин готовили к будущему материнству. Пропаганда не ус­тавала превозносить достоинство и честь матери, а те женщи­ны, которые имели восемь детей, награждались Золотым мате­ринским крестом. Во всяком случае, Германия стала единст­венной крупной европейской страной, в которой постоянно росла рождаемость. Если в 1934 г. появилось на свет чуть бо­лее 1 млн младенцев, то в 1939 г. — уже около 1,5 млн детей.

К началу войны число женщин среди членов НСДАП со­ставляло 16,5%. Если женщина стремилась к участию в обще­ственно-политической жизни, то ей предлагалось участвовать в воспитании других женщин в национал-социалистическом духе. В различных нацистских женских организациях состо­яло более 7 млн немок. Они выпускали многочисленные жен­ские журналы, устраивали разнообразные культурные и обра­зовательные мероприятия, вечера отдыха и танцев, благотво­рительные концерты, выставки цветов.

Немецкая пресса всячески подчеркивала, что выдающиеся успехи великолепной актрисы и режиссера Л. Рифеншталь или знаменитой летчицы-спортсменки X. Рейч напрямую связаны с их глубокой верой в идеалы национал-социализма. Образцами для подражания объявлялись также бывшая акт­риса Э. Геринг и мать шестерых детей М. Геббельс, элегант­ные туалеты которой наглядно показывали немкам, что ис­тинной национал-социалистке нет никакой надобности обла­чаться в скромную униформу Союза немецких девушек.

Немецкие женщины в целом спокойно воспринимали про­водимую по отношению к ним политику. Они были довольны уже тем, что муж имеет работу и регулярно приносит домой небольшую зарплату, что можно пойти в магазин, не опасаясь стать случайной жертвой уличного побоища, что в мире начи­нают считаться с их любимой Германией. На партийном съез­де 1934 г. Гитлер в беседе с активистками женских организа­ций заявил, что существует противоположность между «боль­шим и жестоким» миром мужчин, борющихся «за государство и общество», и «маленьким миром» женщины, который «ог­раничивается ее семьей, мужем, детьми и домом». Его слова встретили больше согласия, чем возражений, в первую очередь у представительниц евангелических организаций. А на съезде партии в 1937 г. Гитлер выступил перед огромной женской

аудиторией. Перед ним было 20 тыс. немок со всех концов стра­ны: молодые девушки и почтен­ные старушки, помнившие еще великого О. Бисмарка, красавицы и дурнушки, озлобленные фурии и романтичные мечтательницы, женщины с высокими моральны­ми устоями и дамы легкого пове­дения. Гитлер не слишком глубо­ко разбирался в женской душе, но он интуитивно нашел слова, вызвавшие    подлинный    экстаз: «Что дал вам я? Что дала вам национал-социалистическая пар­тия? Мы дали вам Мужчину!» Ответом оратору был шквал ап­лодисментов и восторженных криков.

Лояльному отношению немок к новому режиму способст­вовало и улучшение благосостояния населения. Из-за нехват­ки рабочих рук были смягчены ограничения для работы жен­щин на производстве. Парадоксально, но режим, отношение которого к роли женщин в обществе характеризовал антифе­минизм, немало способствовал улучшению их реаль­ного положения. Поэтому неудивительно, что подав­ляющее большинство женщин Германии обожали своего фюрера. Им во многом импонировало утверждение А. Розенберга, что «обязанность женщины  поддерживать лириче­ский аспект жизни».

 

        Рубрика: Национал социализм Германии (1933-1939).
       

Подпишись на RSS

rss Подпишитесь на RSS для получения обновлений.

Рубрики

Метки