Четырехлетний план перестройки хозяйства

В августе 1936 г. А. Гитлер составил секретный меморандум о необходимости скорейшего перевооружения Германии. В нем он настолько откровенно изложил свои замыслы, что доверил ознакомиться с содержанием документа лишь Г. Герингу и В. Бломбергу. Утверждая, что величайшую опасность для Ев­ропы представляет большевизм, Гитлер предрекал, что если Германия в несколько лет не превратит свою армию в силь­нейшую в мире, то рейх погибнет. Поэтому, как подчеркнул фюрер, главнейшей задачей является осуществление не только военной, но и экономической мобилизации страны, обеспе­чение ее запасами сырья и продовольствия. Необходимо в тече­ние четырех лет подготовить немецкую армию к военным действиям, а хозяйство — к боль­шой   войне.

Так появляется четырехлетний план перестройки всей немецкой экономики, а для его реализации создается Гене­ральный совет во главе с будущим рейхсмаршалом Г. Герин­гом. Рейхсканцлер поставил целью обеспечить успех в скоро­течной войне, а затем за счет побежденных решать остальные проблемы. Назначение «толстого Германа» фактическим ру­ководителем немецкой экономики означало подчинение ста­рой промышленно-финансовой элиты условиям нацистского

режима.

Герингу как уполномоченному фюрера и партии было предо­ставлено право издавать любые приказы и инструкции, обяза­тельные для всех государственных и партийных инстанций. Свое назначение честолюбивый маршал принял с нескрывае­мым удовольствием. Но склонность Геринга недооценивать сложность проблем и избегать кропотливой будничной работы привела к тому, что он направил все силы на борьбу с конкури­рующими ведомствами. Зная, что он является «хозяином гер­манских денег», Геринг требовал абсолютного повиновения.

Четырехлетний план был составлен не без некоторого авантюризма. До минимума сокращался импорт товаров, вво­дился жесткий контроль за ценами и зарплатой, до 6% сни­жались дивиденды по акциям. Были построены огромные за­воды по производству синтетического бензина и каучука, тканей из искусственных волокон, различной продукции из отечественного сырья. Поскольку рурские концерны пред­почитали перерабатывать более богатую, а значит и рентабельную, скандинавскую руду, то «комиссар по железу» в ад­министрации Геринга П. Плейгер настоял на создании ак­ционерного общества «Рейхсверке Герман Геринг» по добыче и переработке низкокачественной отечественной руды.

Представители нацистской партии заняли командные вы­соты в экономике, а частные промышленники, которым Ге­ринг обоснованно сулил невиданные прибыли от гонки воору­жений, превратились в служащих государственной военной промышленности.

Пока Я. Шахт оставался министром экономики, он резко протестовал против дилетантских и поспешных действий эко­номического невежды Геринга. Министр настаивал на праве предпринимателей самим принимать решения с точки зрения их интересов. Но деятельность промышленников была скова­на жесткими ограничениями и подробнейшей отчетностью. В августе 1937 г. непокладистого Шахта на посту министра экономики сменил старый «боец партии» В. Функ. Новый ру­ководитель с удивлением обнаружил, что промышленники за­няты не столько делом, сколько составлением отчетов и изуче­нием бесконечных указаний — что, сколько и по какой цене производить.

У нас нет достаточных статистических данных, чтобы су­дить о реальном значении четырехлетнего плана в экономиче­ском развитии рейха в 1936—1939 гг., но совершенно очевид­но, что многих из поставленных в меморандуме Гитлера целей достичь не удалось. К 1939 г. не было осуществлено самообес­печение Германии валютой, сырьем и продовольствием. Про­изводство горюче-смазочных материалов отставало от запла­нированного, а синтетические заменители оставались низко­качественными. Ощущалась также острая нехватка валюты, необходимой для импорта.

Однако начавшееся оживление мировой торговли способ­ствовало значительному увеличению немецкого экспорта, прежде всего изделий машиностроительной и электротехни­ческой промышленности. Он возрос на 23% и обеспечил Гер­манию валютой на сумму в 150 млн марок. Аншлюс (присо­единение Австрии в 1938 г.) принес Третьему рейху еще 295 млн марок золотом и валютой. Но рос и государственный долг. В 1938 г. он достиг астрономической цифры в 42 млрд марок, т. е. увеличился по сравнению с 1932 г. втрое.

Принятая четырехлетняя экономическая программа при­вела к ускоренному развитию новых отраслей и технологип, в первую очередь в производстве целлюлозы, пластмасс, вискозы, кожзаменителей. Другим структурным изменением немецкой экономики стало перемещение центров тяжелой промышленности с запада на юг Центральной Германии. От­части по стратегическим соображениям, отчасти по располо­жению крупнейших запасов бурого угля появились огромные химические предприятия в Мерзебурге и Шконау. Производ­ство алюминия (по его выплавке Германия вышла на первое место в мире) сконцентрировалось в Биттерфельде, производ­ство синтетического бензина и мазута — в Магдебурге, Цайце и Белене. В то же время крайне мало внимания уделялось вы­пуску товаров массового спроса. Если в 1933 г. их доля состав­ляла 44,5% в общем валовом продукте, то в 1939 г. она упала до 18,9% (соответственно, до 81,1% выросла доля производст­ва средств производства).

Осуществление четырехлетнего хозяйственного плана при­вело не только к установлению контроля нацистской партии над экономикой, но и к усилению уже ранее наметившейся тенденции к созданию крупнейших промышленных концер­нов. Показателен в этом отношении взлет химического кон­церна «ИГ Фарбениндустри», когда Геринг назначил одного из его директоров К. Крауха своим генеральным комиссаром в химической промышленности. Чтобы ослабить влияние воен­ных ведомств на экономическое планирование, Геринг пере­дал ему полный контроль над производством нефтепродуктов, резиновых изделий, взрывчатых веществ и легких металлов. Краух блестяще справился с порученной ему задачей, собрав для рейхсмаршала богатый материал о непродуктивности и некомпетентности военно-промышленного управления, что и позволило Герингу добиться значительного сужения полно­мочий военных. В результате химический гигант «ИГ Фарбенин­дустри» стал образцом сотрудничества нацистского режима и крупного капитала в подготовке войны. Все это и приве­ло после поражения фашистской Германии директоров кон­церна и некоторых других капитанов немецкой индустрии на скамью подсудимых.

Хотя в 30-е годы XX в. тенденция к усилению государст­венного вмешательства в экономику проявилась во всех раз­витых странах, в Германии этот процесс начался раньше (не считая фашистской Италии) и принял наиболее радикаль­ные формы. Сохранив частную собственность, нацистское правительство одновременно ввело   жесткую  централизацию в экономике, управляя ею командно-адми­нистративными методами. При этом примечательно, что на­кануне краха Третьего рейха Гитлер высказывал горькое со­жаление, что не экспроприировал в свое время всю промыш­ленность.

        Рубрика: Национал социализм Германии (1933-1939).
       

Подпишись на RSS

rss Подпишитесь на RSS для получения обновлений.

Рубрики

Метки