“Коричневая революция”

Э. Рем шеф штурмовых отрядовКогда нацисты подчинили себе Германию, перед ними встал ряд нерешенных проблем, среди которых была и такая: как предотвратить вторую революцию? Первым выражение «коричневая революция» употребил шеф штурмовых отрядов (СА) Э. Рем, призвавший приступить к подготовке новой ре­волюции. Так же думал и Й. Геббельс, который считал, что «революцию надо продолжать повсеместно». Нацисты уничтожили левых противников, но остались правые: круп­ный капитал, аристократия, юнкерство, прусские генералы, прочно державшие армию в своих руках. Радикальные чле­ны Национал-социалистической рабочей партии Германии (НСДАП), в том числе и Рем, под командованием которого на­ходилось более 2 млн отлично вооруженных штурмовиков, прямо говорили о необходимости ликвидировать «реакционе­ров, не имеющих никакого понятия о революционном духе».

Однако А. Гитлер рассматривал социалистические лозун­ги только как средство завоевания масс и говорил, что будет «беспощадно пресекать всякие разговоры о второй револю­ции, которая привела бы только к хаосу». Фюрер запретил «Боевую лигу коммерсантов среднего сословия», которая уст­раивала погромы в крупных универмагах. Он назначил мини­стром    экономики    директора    крупнейшей    в    Германии страховой компании К. Шмидта. Разочарование рядовых нацистов было велико. Обедневшие в пери­од кризиса люди, они понимали, что  рушатся их надежды полу­чить часть конфискованных бо­гатств и хорошие места в коммер­ческой сфере или органах управ­ления.   Экономический   эксперт партии Г. Федер настаивал на на­ционализации крупного капита­ла,   отмене   ДОХОДОВ   от   ренты   и «процентного рабства». Новый министр сельского хозяйства В. Дарре пригрозил перепуганным банкирам сокращением вы­платы крестьянских долгов, просто списав их основную часть.

Положение обострилось и из-за старых разногласий Гитле­ра с Ремом, который требовал превратить штурмовые отряды в костяк будущей народной армии и заменить старых прус­ских генералов крепкими парнями из штурмовиков. Но Гит­лер понимал, что от армейского командования зависит его судьба, особенно теперь, когда президент П. Гинденбург со­вершенно одряхлел.

В феврале 1934 г. Рем предложил правительству начать формирование народной армии на базе штурмовых отрядов. Это крайне обеспокоило офицерский корпус. Генералы не мог­ли допустить, чтобы перевооружение армии, обещанное Гит­лером, и весь рейхсвер попали под контроль «казнокрадов, хулиганов, пьяниц». Впрочем, агрессивностью штурмовиков уже тяготился и сам Гитлер. Он здраво полагал, что только поддержка военных поможет ему сохранить власть после смерти Гинденбурга и что в качестве инструмента власти кад­ровая армия гораздо важнее и полезнее, чем неуправляемые штурмовые отряды. Его всерьез начали беспокоить трескучие тирады Рема о «коричневой революции», в ходе которой «се­рый остров» рейхсвера1 будет поглощен «коричневым поло­водьем» штурмовиков.

К лету 1934 г. напряженность между штурмовыми отряда­ми (СА) и армией настолько обострилась, что поставила под угрозу положение самого рейхсканцлера. Судьба лидеров СА была решена, когда Г. Геринг и Г. Гиммлер договорились уничтожить их опасного соперника Рема, использовав для этого подразделения СС. В «ночь длинных ножей», 30 июня 1934 г., большинство руководителей СА были арестованы и немедленно расстреляны. В ходе кровавой чистки погибли также некоторые давние недруги фюрера: его прежний сопер­ник по партии Г. Штрассер, личный секретарь вице-канцлера Ф. Папена Э. Юнг, руководитель берлинской организации «Католическое действие» Э. Клаузенер, давно отошедший от политики Г. Кар, которому Гитлер так и не простил его от­ступничества во время «пивного путча». Были также убиты бывший рейхсканцлер К. Шлейхер и его ближайший сотруд­ник, генерал Ф. Бредов. Командование рейхсвера отреагировало на расправу с олим­пийским спокойствием, поскольку вопрос о руководстве арми­ей был решен в пользу военных. Гинденбург выразил благо­дарность Гитлеру как «спасителю немецкой нации» и ворчли­во заметил, что давно надо было кончать с этой «бандой гомосексуалистов».

Для Гитлера кровавая расправа с частью сторонников на­цистского движения стала решительным шагом на пути к пол­ной власти в рейхе. Была ликвидирована сила, которая могла стать серьезной оппозицией. После «ночи длинных ножей» организация СА под руководством обергруппенфюрера В. Лут-це превратилась в политическое и вполне лояльное движение. И впервые на политической арене появилась новая мощная сила — СС, гвардия фюрера. Такая поддержка заметно усили­ла позиции Гитлера. Он объявил СС самостоятельной органи­зацией внутри НСДАП и разрешил Гиммлеру начать форми­рование специальных воинских частей. Он явно не желал ока­заться в зависимости от армии, все еще сохранявшей прусско-консервативные настроения.

2 августа 1934 г. на 87-м году жизни скончался президент Гинденбург. В итоге, упразднив пост президента, Гитлер офи­циально провозгласил себя фюрером и рейхсканцлером. Тем самым он давал понять, что его авторитет зиждется на более высокой легитимности, чем у его предшественников. Президентов в Германии было уже два, но фюрер был первым и последним. По инициативе военного министра В. Бломберга все солдаты принесли торжественную присягу на верность лично Гитлеру (а не Конституции). Учитывая этический ко­декс рейхсвера, трудно переоценить значение такого измене­ния ритуала.

Чуть позднее присягу на верность лично фюреру принес­ли и все государственные служащие. А 19 августа на рефе­рендуме более 38 млн немцев одобрили решение Гитлера взять на себя все функции президента страны. И лишь 4,25 млн че­ловек имели мужество голосовать против передачи всей влас­ти лидеру национал-социалистов.

        Рубрика: Национал социализм Германии (1933-1939).
       

Подпишись на RSS

rss Подпишитесь на RSS для получения обновлений.

Рубрики

Метки