Приверженцы антисемитизма

Генрих фон ТрейчкеК началу XX в. широкое распространение получила кон­цепция о вековой расовой борьбе между германцами и славянами. Ее авторы утверждали, что именно германцы принесли культуру в Восточную Европу, прежде всего в Польшу и При­балтику, поэтому следовало вернуть эти области в состав Гер­манской империи.

Понятие «антисемитизм» ввел в оборот в 70-е годы XIX в. журналист В. Марр. Он имел в виду исключительно евреев, хотя они являются самым малочисленным из семитских наро­дов. Но проявления враждебности к евреям известны с неза­памятных времен.

В «Германских сочинениях» Лагарда речь шла еще о чисто религиозной проблеме. Автор считал, что если евреи откажут­ся от иудейского вероисповедания, то смогут полностью сме­шаться с народами, среди которых проживают, или же эмиг­рировать в Палестину. Но в книге «Евреи и индогерманцы» (1887) Лагард уже резко обвинял евреев в расовом высокоме­рии и сравнивал их с вредными существами, которых «нельзя перевоспитать, а следует уничтожить как можно быстрее и ос­новательнее». Такое сравнение стало позднее излюбленной метафорой радикальных антисемитов.

Лангбен, разделяя всех евреев на благородных и неблаго­родных, утверждал, что в Германии в основном проживают, к сожалению, вторые. Он считал, что «за каждый народ Бог и дьявол ведут борьбу между собой. Сегодняшние евреи попали преимущественно под власть дьявола», поэтому любой «чест­ный и мужественный немец» обязан бороться против них.

Последовательным антисемитом был и знаменитый компо­зитор Р. Вагнер. В своем трактате «Иудаизм в музыке» он ут­верждал, что иудаизм — это «нечистая совесть современной цивилизации», уже взявший все «под свой контроль». В рабо­те «Познай самого себя» Вагнер объявил евреев носителями абсолютного зла и характеризовал их как «пластичных демо­нов упадка человечества», из-за которых суждено погибнуть немцам.

Откровенным антисемитом был и широко известный эконо­мист и социалист О. Дюринг. Отклоняя в целом расовые уче­ния, он полагал, что евреи угрожают самому существованию арийской расы и требовал их «беспощадного искоренения». Однако гораздо большее значение, чем теории многих публицистов и псевдофилософов, имело то обстоятельство, что на сторону антисемитов встал самый популярный и ува­жаемый в последней трети XIX в. историк — берлинский профессор Г. Трейчке. В 1879 г. он опубликовал в авторитет­ном журнале «Прусские ежегодники» довольно сдержанную по тону статью, которая заканчивалась таким пассажем: «Бесспорно, что семиты породили сплошной обман, бесцере­монную алчность грюндеров-чудовищ. В большой мере они несут ответственность за презренный материализм наших дней, который рассматривает любой труд только как сделку и который угрожает навсегда покончить с активным тру­довым энтузиазмом нашего народа. …Отовсюду, включая лиц, занятых в системе высшего образования, и деятелей, которые готовы с возмущением отмести от себя любую мысль о религиозной нетерпимости или национальном высокоме­рии, в один голос звучит сегодня клич: „Евреи — наше несчастье!”»

Этот клич быстро стал одним из любимых девизов герман­ского антисемитизма. Во всяком случае, именно «умеренный» антисемитизм Трейчке производил на публику, в том числе и на завсегдатаев респектабельных немецких салонов, гораздо большее впечатление, чем запугивания радикальных юдофо­бов, поскольку люди не склонны доверять фанатикам.

Одним из фанатиков антисемитизма был Г. Альвардт, кото­рый в своей книге «Отчаянная борьба арийских народов против еврейства» (1890) обвинил евреев в заговоре с целью захвата господства над миром. Выступая в рейхстаге, депутатом кото­рого он являлся, Альвардт открыто потребовал «искоренения» евреев.

В 1892 г. журналист К. Пааш писал в данцигском журнале «Зеркало антисемитов», что самым простым решением было бы, конечно, поголовное истребление евреев, но поскольку в культурной Германии это невозможно, то всех их следует де­портировать на остров Новая Гвинея. Пааш буквально предвос­хитил план нацистов выселить евреев и» Европы, правда, на другой остров — Мадагаскар (от этого замысла быстро отказа­лись и начали уничтожать евреев в самой Европе).

Альвардт был учителем. И именно в школах и гимназиях идеи антисемитизма вдалбливали в головы учеников их на­ставники, как правило, большие поклонники Лагарда, Ланг-бена и Трейчке. Таким образом, основные мифы и лозунги будущего на­ционал-социализма были созданы уже к началу XX в. А спустя десятилетие появилось еще одно сочинение, в кото­ром была изложена и систематизирована вся программа не­мецкого национализма, экспансионизма и расизма. В 1912 г. лидер Пангерманского союза Г. Клас выпустил под псевдо­нимом книгу «Если бы я был кайзером». Опасаясь постоянно растущего влияния Социал-демократической партии Герма­нии (СДПГ), которая на выборах 1912 г. получила более тре­ти голосов избирателей и стала сильнейшей фракцией рейхс­тага, он потребовал проведения более жесткого внутриполи­тического курса. Обвинив правительство и даже самого кайзера в слабости и нерешительности, Клас предложил от­менить всеобщее избирательное право (введя высокий иму­щественный и образовательный ценз), выслать из Германии всех сторонников социализма и разрешить только ту прессу, которая будет писать исключительно для немцев.

По мнению Класа, влияние евреев в Германии достигло не­мыслимых пределов, а потому он требовал считать их ино­странцами и лишить политических и гражданских прав, не до­пускать к участию в общественной жизни, к воинской службе, не позволять работать юристами, учителями, директорами те­атров и банков. А в качестве возмещения за ту защиту, кото­рую немцы обеспечивают этим «чужеродным элементам», Клас предлагал обложить всех евреев двойным налогом.

Чтобы остановить дальнейшую эмиграцию немцев, Клас считал необходимым провести широкие социальные рефор­мы, активнее поддерживать крестьянство, а также присоеди­нить к империи восточноевропейские территории. И хотя война против России нежелательна, бояться ее не следует, ибо она непременно завершится победой Германии.

Наконец, лидер Пангерманского союза возлагал все надеж­ды на сильного вождя нации. Клас считал, что было бы счасть­ем, если бы таким вождем мог стать сам кайзер. Но он глубоко сомневался в этом и был, безусловно, прав в своем скептициз­ме относительно Вильгельма П. В книге «Если бы я был кайзе­ром» впервые в основных чертах была изложена концепция тоталитарного государства XX в., едва ли не дословно вос­произведенная впоследствии Гитлером. При встрече с Класом в 1920 г. будущий диктатор почтительно заметил, что в его программе содержится все самое важное и необходимое для возрождения немецкого народа и самой Германии.

        Рубрика: Национал социализм Германии (1933-1939).
       

Подпишись на RSS

rss Подпишитесь на RSS для получения обновлений.

Рубрики

Метки