Демократия Германии в Веймарской республике.

Приход А. Гитлера к власти

Приход А. Гитлера к властиПриход А. Гитлера к власти означал не только крушение первой немецкой республики. Германия перестала быть конституционно-правовым государством, кото­рым она была еще до 1918 г. На вопрос «Можно ли было пред­отвратить катастрофу?» есть много ответов;

Нацизм не пришел бы к власти, если бы в Германии не на­чался кризис демократии и не распространились настроения отчаяния. Свою роль сыграла и Первая мировая война (1914— 1918). Важнейшее значение имело не то, что немцы проиграли войну и не желали примириться с этим, а то, что Версальский мирный договор (1919) поставил Германию в предельно жесткие условия. Но еще более роковую роль сыграла статья 231 Договора, взвалившая всю вину за развязывание войны иск­лючительно на Германию. Впервые в истории морально была осуждена целая нация, к своему несчастью проигравшая войну и фактически ставшая изгоем Европы.

После войны значительная часть немецкого народа, не знавшего демократических свобод, не приняла новое государ­ственное устройство, которое воспринималось как навязанное стране извне победителями. К тому же Германия оказалась под давлением не только Запада, лидеры которого обещали своим народам, что «боши заплатят за все», но и Востока, от­куда исходила угроза распространения большевистской рево­люции. Гражданская война в России (1918—1922) смертельно напугала немецкое бюргерство, которое боялось страшной участи не только социального, но и физического уничтоже­ния.

Наконец, экономический кризис привел к появлению в Германии 6 млн безработных, дошедших до нищеты и вынуж­денных кормить семьи на жалкое пособие. И даже такую воз­можность имели не все.

В стране сложилась отчаянная ситуация: через каждые не­сколько месяцев менялись правительства, распускался рейхс­таг и у власти не оставалось людей, способных и желающих проводить демократическую политику. Результатом стали ут­рата внутреннего равновесия и дезориентация населения, до­шедшие до такой степени, что большинство немцев жаждало лишь одного — восстановления порядка. А это наиболее убедительно обещали только национал-социалисты. Единственной альтернативой диктатуре Гитлера могло быть установление военной диктатуры. Таков печальный итог 14-летнего существования Веймарской республики.

В тот роковой день 30 января одна гамбургская учитель­ница сделала в своем дневнике символическую запись: «Гит­лер стал рейхсканцлером! Ах, что за Кабинет! О таком в июле мы и не могли мечтать. Гитлер, Гугенберг, Зельдте, Папен!!! К каждому относится большая часть моей немецкой надеж­ды. Национал-социалистический порыв, немецко-националь-ный разум, аполитичный „Стальной шлем” и незабываемый всеми нами Папен. Это так невыразимо прекрасно…» Но пре­красное видение закончилось катастрофой. Весной 1945 г. этот дневник был найден в руинах разбомбленного союзниками дома рядом с останками его хозяйки. Такой ужасный ко­нец тоже был по-своему символическим.

Падение Веймарской республики не было неизбежным. Но национал-социализм наиболее адекватно выразил общий дух неудовлетворенности и смятения германского общества. При всей важности экономических, политических и социаль­ных факторов жизни Германии восхождение и приход к влас­ти Гитлера не могут быть поняты без учета морально-психо­логической дезориентации человека, испытывающего посто­янный стресс стремительных переден и грядущих катастроф. Национал-социализм успешно выступил как альтернатива обанкротившимся либерализму и демократии, которые воп­лощали старую цивилизацию и культуру, уничтоженную в огне Первой мировой войны. Предпочтение диктатуры — это была иррациональная реакция немцев на разрушение экономических, социальных, политических и духовных тра­диций.


Подпишись на RSS

rss Подпишитесь на RSS для получения обновлений.

Рубрики

Метки