Проигрыш демократии на выборах 1930 года.

кабинет министров Германии 1930г.

Влияние выборов в кабинет министров на политику Германии.

В период экономического кризиса и нестабильной полити­ческой ситуации активную роль в жизни Германии стали иг­рать военные, которые стремились положить конец угрозе растущей поляризации общества, его распаду на враждебные друг другу силы. В начале 1930 г. военный министр В. Грёнер и статс-секретарь его министерства генерал К. Шлейхер — че­ловек невиданной изворотливости и беззастенчивый интри­ган — пришли к убеждению, что следует создать новое прави­тельство из людей, не связанных никакими обязательствами перед партиями и лояльных по отношению к президенту.

Генералы остановились на кандидатуре лидера фракции «Центра» в рейхстаге — консерваторе Г. Брюнинге (1885— 1970). Он пользовался в партии большим авторитетом, а в пар­ламенте всегда поддерживал предложения армейского руко­водства. Брюнинг разделял враждебное отношение Шлейхера к социал-демократии, а как убежденный католик был готов на авторитарное решение трудных общественных проблем.

Именно Шлейхер сумел убедить президента П. Гинден-бурга в необходимости назначить рейхсканцлером Брюнинга, к вероисповеданию которого глава страны питал недоверие. Но сыграло свою роль военное прошлое Брюнинга: в годы Первой мировой войны он командовал пулеметной ротой и за храбрость был награжден Железным крестом I степени. Это стало главным аргументом в пользу нового назначения, и 30 марта 1930 г. Брюнинг возглавил коалиционное прави­тельство.

Таким образом, новый рейхсканцлер, возможно, не впол­не отдавая себе в этом отчет, оказался ставленником армии. Человек безупречной репутации, честный, скромный, даже аскетичный, Брюнинг надеялся укрепить государство и вы­вести его из кризиса, наводя в стране жесткую экономию. При этом он прекрасно понимал, что такой курс возможен только при использовании президентом своих чрезвычайных полномочий. Гинденбург не слишком охотно, но согласился с этим, однако добавил, что предполагаемые меры не должны противоречить Конституции.

Внешне новый кабинет министров не слишком отличался от предыдущего (7 из 11 его членов были министрами и в пра­вительстве Г. Мюллера), но у него были две особенности: не­привычно молодой для Германии возраст министров и присут­ствие в составе правительства шести бывших фронтовиков.

Уже в апреле 1930 г., понимая, что время не ждет, рейхс­канцлер сумел провести через рейхстаг законы о повышении косвенных налогов и пошлин на импорт важнейших продук­тов питания. В июне правительство представило вторую часть «плана экономии»: значительно сокращались пособия по без­работице, право на них теряли лица моложе 17 лет и старше 65 лет, вводились налоги на холостяков и всеобщий (поголов­ный) налог. Все это вызвало негодование многих депутатов рейхстага, особенно из правых фракций.

В итоге парламент отклонил правительственную програм­му. Тогда Брюнинг обратился к президенту с просьбой утвер­дить ее чрезвычайным декретом. Со своей стороны, рейхстаг потребовал отменить декрет, законность принятия которого с конституционной точки зрения была весьма сомнительна (статья 48 могла применяться лишь в случае возникновения угрозы общественной безопасности и порядку, о чем тогда не было и речи).

В поисках выхода из тупика глава правительства предло­жил президенту распустить рейхстаг и назначить новые выбо­ры. (До настоящего времени неизвестно, каким образом Брю­нинг надеялся получить поддержку большинства нового рейхстага.) Сам того не желая, рейхсканцлер пробил первую крупную брешь в Веймарской конституции и открыл путь к власти отъявленным демагогам и злейшим врагам респуб­лики. Но глава кабинета министров, искренне убежденный в правильности своего курса, наивно надеялся на рассудитель­ность и благоразумие избирателей.

Брюнинг удивительно неверно оценивал ситуацию и обще­ственное настроение, которое все более склонялось на сторону экстремистских партий. Было очевидно, что новый рейхстаг окажется неработоспособным и практически неконтролируе­мым.

В то же время программа лидера национал-социалистов А. Гитлера привлекала внимание все большего числа немцев. Обещая вновь сделать Германию могучей, он требовал разо­рвать постыдный Версальский договор и отказаться от выпла­ты репараций, обещал железной рукой искоренить корруп­цию, обеспечить каждого немца куском хлеба и работой. Что могло быть более обнадеживающим для миллионов обездолен­ных людей?

Шансы нацистов на успех были велики, но и сам Гитлер удивился исходу выборов. Его партия завоевала на 5,5 млн больше голосов, чем два года назад, и получила в парламенте 107 мест, создав самую большую после Социал-демократиче­ской партии Германии (СДПГ) фракцию. К столь успешной партии стали внимательно присматриваться крупнейшие про­мышленники Германии. В конце 1930 г. Рейнско-Вестфаль-ский угольный синдикат принял решение отчислять в пользу Национал-социалистической рабочей партии Германии (НСДАЛ) по 5 пфеннигов с каждой проданной тонны угля. В год выходило 6 млн марок.

Вперед продвинулись и коммунисты, которых поддержа­ло на 1,3 млн немцев больше, чем на предыдущих выборах, а в фракции Коммунистической партии Германии (КПГ) те­перь стало 77 депутатов.

Поскольку националисты потеряли около 2 млн голосов, то было очевидно, что их прежние сторонники поддержали НСДАП. Демократы и фракция Немецкой народной партии (ННП) потеряли по 5 мест. Среди умеренных лишь партия «Центр» немного улучшила свои позиции: число ее сторонни­ков выросло на полмиллиона, что позволило иметь в рейхста­ге 68 мест.

Результат выборов означал, что правительство никоим об­разом не может рассчитывать на необходимые для принятия важных законов голоса парламентариев. Фракции нацистов и коммунистов в рейхстаге, с разных позиций отвергавшие лю­бые предложения буржуазного правительства, фактически блокировали работу парламента. Конституционный экспери­мент Брюнинга потерпел полное крушение.


Подпишись на RSS

rss Подпишитесь на RSS для получения обновлений.

Рубрики

Метки