Архив рубрики "Падение Берлинской стены (1989-1990)"

Полный суверенитет Германии

Будущее международное положение Германии стало пред­метом бесчисленных дипломатических переговоров, в ходе ко­торых было, наконец, найдено приемлемое для всех решение. СССР предложил даже, чтобы права четырех союзных держав в отношении Германии действовали еще пять лет после ее объединения. Но на июльском съезде КПСС (1990) консерва­торы потерпели поражение, после чего укрепились позиции М. С. Горбачева.

Заключение объединительного договора

Население восторженно при­няло «твердую марку». Перед об­менными   пунктами  выстраивались огромные очереди, люди с удовлетворением рассматривали новенькие западные купюры. У многих складывалось впечатление, что с введением немец­кой марки жизнь изменится к лучшему. О возможных нега­тивных последствиях тогда никто не думал, хотя раздавались и предостерегающие голоса о жестокости «шоковой терапии» и сложностях перехода к рыночной экономике.

Стремление к объединению

Стремление к объединению исходило прежде всего от вос­точных немцев, которые и определяли его темпы. Но когда были выбраны конкретные формы объединения, инициатива перешла к западногерманской стороне. Сидя за столом пере­говоров, министр внутренних дел ФРГ В. Шойбле очень от­кровенно охарактеризовал позицию своей страны и ее пра­вительства: «Дорогие мои, речь идет о вхождении ГДР в Федеративную Республику, [...]

Новая Народная палата

В экономической программе объединения все партии под­держивали идею социального рыночного хозяй­ства, но с различными акцентами. «Альянс за Германию» требовал немедленного введения немецкой марки, СДПГ вы­сказывала некоторые опасения, различные гражданские дви­жения отстаивали сохранение социальных гарантий, прежде всего права на труд, а ПДС выступала за «народную собствен­ность».

Партии Германии (1990г.)

Весной 1990 г. не стихающие демонстрации в ГДР прохо­дили под разными лозунгами, в частности и под таким: «При­дет немецкая марка — мы останемся, не придет марка — мы пойдем к ней!» Немецкая марка уже давно была в ГДР валю­той первого класса, а марку ГДР презрительно называли «алюминиевым чипом». Под знаком валютного объединения в основном и [...]

Руководители других стран в деле объединения Германии

У руководителей других стран было немало опасений по поводу скорого германского объединения. Естест­венно, что больше всех беспокоилась Москва. М. С. Горбачев не раз заверял Э. Кренца и X. Модрова, что СССР твердо стоит на стороне ГДР, видя в ней важного гаранта мира и стабиль­ности в Европе. Советский Союз демонстративно напомнил о своих правах победителя и [...]

“За” и “пртив” объединения.

После открытия внутригерманской границы демонстра­ции в ГДР стали проходить под лозунгом: «Мы — один на­род!» — и это был призыв к скорейшему объединению. Де­сятки тысяч людей возвращались из поездок в ФРГ убежден­ными, что нужна не реформа ГДР, а ее ликвидация. События разворачивались стремительно. 1 декабря 1989 г. из Конституции ГДР исчезла статья о руководящей роли [...]

Путь на Запад свободен.

Новый руководитель страны Э. Кренц и его окружение не имели никакого авторитета в стране и не смогли ов­ладеть ситуацией. Они санкционировали лишь то, что уже нельзя было остановить. Не имея никакой программы вы­хода из кризиса, генеральный секретарь Социалистической единой партии Германии (СЕПГ) Кренц мог только произ­носить расплывчатые речи о политике «преемственности и обновления» и необходимости [...]

Дворцовый переворот в политбюро

Полицейская акция 7 октября 1989 г. вызвала взрыв возму­щения во многих странах. Когда через два дня в Лейпциге со­стоялась демонстрация, в которой участвовали более 70 тыс. че­ловек, то стоявшая наготове полиция вмешиваться не стала. До настоящего времени неизвестно, кто отменил приказ о разгоне демонстрации, проходившей под лозунгом: «Мы — народ!»

Падение ГДР

Московские реформаторы все больше рассматривали тесно связанный с СССР блок восточноевропейских стран как тяже­лую политическую и экономическую обузу. Предоставляя им свободу, М. С. Горбачев надеялся, что эти страны последуют по его реформаторским стопам. Но, кроме Венгрии и Польши, перемен нигде не происходило.

Подпишись на RSS

rss Подпишитесь на RSS для получения обновлений.

Рубрики

Метки